Глава 15
Первая граната

Штирлиц лежал на пригорке, на развилке железной дороги, и смотрел в бездонное голубое небо. Этот день мог стать последним днем в его жизни. Но Штирлиц был спокоен, потому что знал, что выполняет свой долг, долг не только перед Родиной, но прежде всего перед самим собой.
Штирлиц прикурил последнюю «Беломорину», смял пачку и протёр ею ствол крупнокалиберного пулемета.
На горизонте показался эшелон с ёжиками.
— А я так и не успел бросить курить, — вздохнул Штирлиц и щелкнул затвором.
Паровоз поравнялся со Штирлицом, и Штирлиц бросил первую гранату.

Заключение

За окном шёл дождь и рота красноармейцев.
Иосиф Виссарионович отвернулся от окна и спросил:
— Товарищ Жуков, вас ещё не убили?
— Нет, товарищ Сталин.
— Тогда дайте закурить.
Жуков покорно вздохнул, достал из правого кармана коробку «Казбека» и протянул Сталину. Покрошив несколько папирос в трубку, главнокомандующий задумчиво прикурил от протянутой спички.
Через десять минут он спросил:
— А как там дела на Западном фронте?
— Воюют, — просто ответил Жуков.
— А как чувствует себя товарищ Исаев?
— Он опять совершил подвиг, — печально сказал Жуков.
— Вот это хорошо, — сказал Сталин, — я думаю, что его стоит повысить в звании.
— И я того же мнения, товарищ главнокомандующий,— поддержал вождя Жуков. — Мне кажется, что он достоин звания группенфюрера СС.
— Группенфюрер? — задумался Сталин. — Это хорошо. У меня для него есть новое задание…
А за окном шёл дождь…

Оцени статью: